Бизнес в городе

Встанут ли стройки в Казахстане?

В строительной отросли назревает кризис, который может привести не только к удорожанию жилья, но и остановке строящихся объектов по госпрограмме и как следствие потере рабочих мест. О том, что происходит в сфере ценообразования, мы решили поговорить с директором ПК «Аспап», депутатом маслихата города Караганды Толегеном Ашимовым.

Толеген Ашимов уверен, что строительная отрасль из всех отраслей экономики самая зарегламентированная. Послание Первого Президента «План нации — 100 конкретных шагов по реализации пяти институциональных реформ», где говорится, что в Казахстане «запланирован переход на ресурсный метод определения сметной стоимости строительства, который позволит учитывать текущую рыночную стоимость стройматериалов, рабочей силы и прочих услуг», откровенно не выполняется, сообщает «»Газета для пенсионеров».

— Такая система существовала в Советском Союзе. Но тогда была другая, плановая экономика. И это было разумно, потому что тогда все регламентировали — нормативы, цены, тарифы. Помните, по всему Советскому Союзу цена электроэнергии была 4 копейки? Хотя ее себестоимость могла быть где-то больше из-за дальности доставки, где-то, наоборот, меньше. Но тогда все датировалось, потому что было большое количество плановых предприятий, которые изначально были убыточными. Об этом мы заговорили в первый раз в начале 90-ых годов: наступал рынок, дотации исчезли, и цены, естественно, стремительно поползли вверх, настал стопор. Мы, строители, возмущались, требовали, и году в 1992-93-ем Правительство предприняло достаточно адекватные меры — цены начали индексировать. То есть умножать на какой-то условный средний индекс, это базисно-индексный метод…

Как рассказывает Толеген Мукатаевич, индексация тогда не дала результата. Почему? Цены взлетали хаотично: металл мог подорожать в два раза, кирпич — в полтора, краска — в три. Наверху все это плюсовали и делили и спускали вниз среднеарифметическое: один коэффициент на всю страну. И получалось, что те, кто имел дело в основном с кирпичом, оказывались в шоколаде, а те, кто работал с краской и металлом, тратили больше, чем зарабатывали.

— Вот представьте, у вас свой маленький магазин с сотней наименований товаров, — говорит Толеген Ашимов. — Назавтра курс доллара подскочил на 20%. Вы взяли и почему-то подняли все цены тоже на 20%. Но вы же не будете так делать! Вы посмотрите на цены закупа, а потом будете принимать решение. Это нормальное рыночное мышление. Но в стране был принят  не рыночный механизм, а нормативный, который был, мягко скажем, не очень компетентный, многое делалось топорно. И когда Правительство в 1992-93 году вместо базисно-индексного приняло базисно-компенсационный метод, то бралась нормативная цена, а потом по месту определялось, что сколько стоит. И делали это заказчик с подрядчиком. Еще один пример: допустим, вы дом ремонтируете, наняли человека (подрядчика), который материалы сам покупает. И потом подрядчик к вам приходит и говорит: «Мы изначально закладывали на кафель по 1 тысяче тенге, а сейчас он стоит 2 тысячи». Вы начинаете возмущаться, но идете в магазин и видите, что кафель действительно стал стоить 2 тысячи тенге. Вы же разницу доплачиваете? Доплачиваете. Это и называется компенсация. И так компенсировать надо по каждой позиции. Но если, допустим, обойный клей не подорожал, вы за него доплачивать не будете… Вот так мыслит нормальный хозяин. Но не государство, которое придумывает всякие средневзвешенные цены, и получается полная отвлеченная фигня. От этого надо уходить!

Как поясняет Толеген Ашимов, приняв за основу хороший базисно-компенсационный метод, в стране не учли одну, но очень важную вещь — систему контроля. Решение принималось на уровне «заказчик-подрядчик», поэтому неудивительно, что многим захотелось нагреть на этом руки. Начались коррупционные сговоры. Наверху это поняли и напряглись. А затем, вместо того чтобы исправить ошибку, введя жесткую систему контроля, к 2000 году решили избавиться от самого метода. Выплеснули, так сказать, вместе с водой ребенка — вновь вернулись к фактически нормативным ценам, как было принято в Советском Союзе.

Объясню, в чем подвох. Например, в государстве решили установить цены на кирпич. Собрали статистику по всей стране, подсчитали, вывели среднеарифметическое, перепроверили, подписали, утвердили, внесли в необходимые документы. Тем временем прошло два-три года, и тут эти цены наконец попали к строителям. Те пошли на рынок, а там уже все втридорога. Условно, у вас в кармане три рубля, а вам покупать за пять… Строителям такой расклад не понравился.

— Как сейчас эта структура построена? Есть институт КазНИИСА (Казахский научно-исследовательский и проектный институт строительства и архитектуры) при Комитете по делам строительства. У института есть представители в регионах. Допустим, сидит девушка в регионе и собирает прайсы со всех заводов, а потом в Нур-Султане выводят усредненную цену. Правда, по нашему настоянию они выводят ее для каждого региона отдельно. Мы начали утверждать, что областная дифференциация тоже неправильная, одна только Карагандинская область больше всей Германии. В Караганде одна цена, в Балхаше — другая, в Жезказгане — третья. Тогда ее поделили на 92 района, но все равно реальная цена не получается, потому что предугадать цену наперед невозможно… Конечно, никто не говорит, что цены надо отпустить полностью, должен быть более тонкий механизм. И мы сейчас предлагаем вернуть базисно-компенсационный метод. Фактическую стоимость, как в приведенном выше примере, когда вы нанимали человека вам дом ремонтировать. Наши же чиновники слова Первого Президента специфично понимают, изобразили имитацию бурной деятельности, якобы перешли на ресурсные цены. На самом деле нормативная цена осталась с некой дифференциацией по регионам, эту цену ни с кем не согласовывают, и почему такая цена принята, никто из строителей не может понять. Все делается келейно, где-то в тиши кабинетов института КазНИИСА…

Меж тем базисно-компенсационный метод позволяет цены корректировать ежемесячно. И Толеген Ашимов утверждает, что многие страны, чья экономика развивалась без таких вот бросаний из стороны в сторону, нашли выход: они организовали аналитические центры ценообразования в регионах (СРО, кластеры), с большим штатом, в который входят как представители бизнеса, так и местных исполнительных органов. Обсуждения и дебаты тут идут на публичных площадках, на которых раскрываются истинные цены и исключаются возможности сговора.

— Приведу еще один пример. В Караганде более 1000 км водопроводных сетей, 60-70% из них требуют замены. Мы, депутаты, сейчас требуем, чтобы в год до 200 км было замены как минимум. Но меняют с боями 100. Тариф не  вырос, а стоимость трубы поднялась на 70%, поднялась стоимость железобетонных изделий и опорной арматуры, фитингов почти в два раза! Естественно, сейчас они не то что 100 километров, даже 20 не будут менять, а это катастрофа. Последствия мы сможем наблюдать, когда останемся без воды и канализации. У нас электрические сети в отвратительном состоянии. Вот жители могут подумать: богатые строители на джипах ездят, им на второй не хватает… На самом деле это коснется всех. Через трубы водопровода, через канализационные трубы. Поэтому вопрос архиважный.

— Это касается только строительной отрасли?

— Строительную отрасль называют локомотивом экономики, потому что она развивает все остальные: строители строят больницы, школы, прокладывают дороги. Она, как лакмусовая бумага, все показывает. Тарифы на железной дороге, цена перевозки и ГСМ — все отражается на строительстве. Одно другое потянет, даже сельское хозяйство… Я думаю, если не предпринять своевременные четкие меры, последствия могут быть достаточно тяжелые. Мы можем вспомнить начало 90-ых годов. Но тогда, как подушка безопасности, сработали огромные советские запасы. А я сейчас не вижу, чтобы у нас такие запасы были. Выкрутились мы тогда и за счет приватизации.

— Такая ситуация сейчас только в сфере госзаказа?

— Подорожание строительных материаловкасается и коммерческого жилья, тем более сейчас, когда отменили программу «7-20-25» (льготная программа ипотечного кредитования — авт.). Многие программы отменили, естественно, это приведет к подражанию нового жилья.

— Насколько остро назрела проблема?

— Если бы она не была так запущена… Но, в принципе, ситуация исправима, просто ее надо решать очень быстро и компетентно.

— А если небыстро и некомпетентно, как думаете, строительная отрасль остановится? Стройки встанут?

— Бюджетные программы имеют шанс остановиться, конечно. Потому что многие подрядчики просто не вытянут. А тех, кто вытянет, хорошо бы проверить и выяснить, как им это удалось, если арматура в два раза дороже, чем в смете. Значит, там какие-то нарушения! За нынешнюю цену построить честно уже невозможно.

— Жилье будет дорожать?

— Скорее всего, однозначно. Но есть понятие — покупательский спрос. Люди перестанут покупать, и это тоже плохо. Строительные фирмы начнут банкротиться, как следствие это приведет к безработице, что тоже ударит по благосостоянию народа. Сыграло свою роль и то, что стройиндустрия не успевает за темпами роста строительства. Когда разрешили пенсионные деньги тратить на покупку жилья, многие в новое жилье их инвестировали. Все варианты также надо было просчитать заранее — снизить таможенные пошлины, организовать закуп импортных стройматериалов, параллельно надо было простимулировать кредитами систему торговли стройматериалами, ввести государственное регулирование кредитными ставками, налогами.

— Наверняка есть какие-то еще пути решения проблемы?

— Надо заняться развитием собственной стройиндустрии в регионах и развитием МСБ в стройиндустрии, подготовкой кадров и т.п. Не планировать больше, чем можешь построить, всегда иметь в запасе деньги. Например, вы решили сделать ремонт в квартире. Наняли хорошего дизайнера. Посчитали и поняли, что на замену унитаза вашей мечты у вас уйдет годовая зарплата. Естественно, вы начнете сокращать расходы, планировать по-другому, не будете мечтать о каком-то унитазе как у Майкла Джексона — купите обычный, исходя из своих возможностей. Может быть, есть смысл строить меньшее количество объектов и нормально за них рассчитываться…

Алена ПАНКОВА, фото автора

Похожие записи

Про сметную стоимость

Алена

Индустриальный сертификат как пропуск к закупкам

Алена

Предприятиям Чехии предлагают открывать производства в Караганде

Алена

1 comment

Мариям 15.06.2021 at 17:22

Пути решения проблемы наверное не в сокращении обьем работ хоть один дом хоть три доиа затраты одинаковые. Мне думается надо перейти на индексикацию по перечню строиматериалов где именно идет глобальные удорожания.

Comments are closed.